— Очень жаль, что ты не мужчина.
— Никто не совершенен.
« Ритм » , 2000
Все твари дрожат перед опасностью и смертью: жизнь дорога всем. Когда человек это осознаёт, он не убивает и не заставляет других убивать. Вы должны понять, что эти слова в сердце каждого тибетца. Поэтому мы мирный народ, принципиально отвергающий насилие. Надеюсь, вы поймёте, что именно в этом наша великая сила.
Нгагванг Ловзанг Тэнцзин Гьямцхо, « Семь лет в Тибете » , 1997
Он всегда был дьяволом. Самый испорченный мальчик в лагере.
« Ритм » , 2000
Когда нет сил сражаться, приходиться обнять врага, тогда его руки будут заняты, и он не сможет поднять на тебя оружие. В политике чести нет места, мой друг. 
Нгапо Нгаванг Джигме Генриху Харреру, « Семь лет в Тибете » , 1997

instagram:

Exploring the Abandoned “Plague Fort” in Kronstadt, Russia

For more photos and videos from Fort Alexander I, explore the Форт «Император Александр I» (Чумной) location page.

In the Gulf of Finland, a tiny fortified island sits quietly off the coast of Kronstadt, Russia. The Russian military constructed Fort Alexander I in 1845 as a way to guard the waters near Saint Petersburg. Although the fort played a key role in resisting military tensions of the time, it was never used in actual battles. By the late 1800s, the entire island was handed over to the Imperial Institute of Experimental Medicine (currently known as the Institute of Experimental Medicine of the Russian Academy of Medical Sciences), who then converted the fort into a research laboratory for plague and other bacterial diseases. Known as the “Plague Fort,” the facility is currently preserved as a public sightseeing destination that provides mysterious, abandoned spaces to capture by visiting and local Instagrammers alike.

Он общественная бабочка. Его все хотят.
Дэйв Каммерер обо Люсьене Карре.
Скажи, Эдипов комплекс распространяется и на педиков?
Джоан Берроуз, « Ритм » , 2000
Нгагванг Ловзанг Тэнцзин Гьямцхо: Будда сказал, что спасение не в созерцании, для него нужны огромные усилия и труд, поэтому усердно трудитесь ради своего спасения. Я не твой сын и я никогда не считал тебя отцом, для этого над отношения были слишком приятельскими. Ты когда-нибудь о нём думаешь? А что ты думаешь?
Генрих Харрер: Это не то что бы конкретные мысли, Куньдун, просто он всегда со мной. Когда я шёл в Тибет, он был со мной, когда я входил в Лхасу, он был со мной, когда я сижу подле Вас, он здесь со мной. Не понимаю, как я мог представлять мир без него.
Нгагванг Ловзанг Тэнцзин Гьямцхо: Тогда ты должен вернуться домой и быть его отцом.
Генрих Харрер: Я знаю.
Нгагванг Ловзанг Тэнцзин Гьямцхо: Свой труд со мной ты закончил. 
История повторяется даже в раю.
Peter Aufschneiter, Seven Years in Tibet, 1997
Извращённо притягивает.
Beat, 2000